среда, 18 сентября 2013 г.

Дэн Браун. Точка обмана



Честно, не читала "Код да Винчи" (у меня дурацкая привычка - ни в коем случае не читать, не смотреть ничего на пике популярности, а потом уже и руки не дошли), но ведь любопытно было, какие страсти по Брауну кипят.

Правительство США. Метеорит. Ледник. Научное открытие. Страшные мучительные смерти, одна за другой, членов экспедиции. Невозможная любовь. Разоблачение. Шпионаж. Политические интриги. Драки, стрельба.

Это фантастический детектив, но фантастики в нем ровно столько, сколько не может быть ее в работе правительства США. Ну то есть в романе не сидят по углам колдуны и не носятся под потолком привидения. Тем не менее "Точка обмана" - самый настоящий триллер. Он меня подкупил тем, что ближе ко второй трети романа читаешь страницы со скептической улыбочкой - ааа! ну все понятно-поняаатно! Закончится вот тааак-то и вот тааак-то! А там вообще все не так заканчивается, как себе напридумываешь. Ну то есть убийца жены - ваще не садовник.

Я потом пробовала читать "Инферно" и "Ангелы и демоны", что-то ни одна на "Точку обмана" не легла. Брауна не надо читать подряд.

понедельник, 16 сентября 2013 г.

ВОЛХВ

На третьем курсе я прочитала этот первый для себя роман Фаулза (только после него посмотрела в сторону "Коллекционера", и до чего же, до чего же тот слабее...), а на четвертом курсе мы проходили поэтику романа. И на нескольких лекциях кряду я все проводила аналогии с Волхвом - до чего сладкоголосная, глубокая, поэтически насыщенная книга!

И снова переживаю эти чувства, как 15 лет назад, потому что содержание, оказывается, забылось совершенно: трепет нетерпения, наслаждение от текста едва ли не сладострастное, фантастическое ожидание от сюжета, который поворачивается зигзагообразно на каждой странице - не знаешь, чего от книги-то ждать.

И это обилие архетипических, литературных, культурных персонажей, и текст-то - сам по себе персонаж "Волхва", потому что ведь и он там действует, ВОЗдействует на каждого персонажа и на мое восприятие сюжета. В жизни не встретишь настолько глубоких, метафорически повествующих людей в таком количестве в одном месте - потому что если встретишь, то сбежишь, обстановка не будет соответствовать :)

Для тех, кто считает для себя невозможным продраться через дебри "Волхва": идите ВДОЛЬ забора смыслов, как пробирался много раз герой романа Николас вдоль забора виллы, чтобы уловить новое событие, уготовленное ему сценарием большой человеческой игры. Дышите текстом так, как дышат морем. В один момент, ВДРУГ, вы впустите сюжет в себя, как Николас впустил в себя гипноз Кончиса. Допустите мысль о том, что мы порой сами путаемся в том, где в наших отношениях реальность, а где манипуляция. И вы не оторветесь, честно. Сюжет не буду пересказывать, он должен складываться внутри вас, как модель для сборки. Кто читал Кортасара, метафору поймет, кто не читал - нафантазируйте, воображение очень пригодится для "Волхва".

четверг, 12 сентября 2013 г.

Ранний Пушкин как средство развития артикуляции

Пришел Славка из школы с двумя хорошими оценками. Пять по русскому и четыре по чтению. Почему четыре? - потому что при чтении незнакомого текста "Гусей-лебедей" запнулся на некоторых словах. Прочитал "зарезать" вместо "зарезати" и "буланые" вместо "булатные".

- А, - говорю, - все понятно с тобой. Ты не слова читаешь, а из головы вспоминаешь то, что уже известно. Щас, - говорю, - дам тебе упражнение для дикции.

И распечатываю оду "Вольность". Распечатала всю, тут только напомню один из сложных стихов:

Лишь там над царскою главой
Народов не легло страданье,
Где крепко с Вольностью святой
Законов мощных сочетанье;
Где всем простерт их твердый щит,
Где сжатый верными руками
Граждан над равными главами
Их меч без выбора скользит


Ммммм! Прямо про всякие там Болотные площади, правда? До чего же современно!

А Славка хорошо его читал, с выражением. И ударения не путал, чувствует ведь ритм стиха! Даже замедляясь на новых словах, старался интонацию сохранить. Хоть сейчас на конкурс чтецов.

среда, 11 сентября 2013 г.

Уговариваю Славку писать блог о книгах

Он читает правда много, в хорошие времена 2-3 книги в неделю. Сейчас заканчивает огромную и дорогущую (тысяся лублей, блин...) "Сказки Олега - Сказки об Олеге" Олега Кургузова. Красочно, в лицах, подпрыгивая на кухонном диване, передает приключения Репки, которая обиделась на Деда и уехала путешествовать заграницу, а дед писал ей письма и Репке их язык казался некавайным, а потом дед дал объявление по радио и попросил включить песню про качающийся колосок, и Репка заплакала и вернулась домой... А потом ее опять выдернули из земли, и она отомстила всей ненасытной семейке, закричав "Пожааар!" и заставив выметаться из теплых постелек "как вы меня из теплой земли на холодный воздух"...

Уговариваю писать про его книги. Классно рассказывает-то, в письме не передать, хоть на видео пиши. И да, надо самой Кургузова почитать :)

вторник, 10 сентября 2013 г.

Сегодня день книжных находок

В совершенно неожиданных местах типа всплывающих баннеров или рекомендациях магазинов приложений встретила сегодня книги, которые добавлю в список чтения (а пока тружусь над "Волхвом", и дело это не быстрое):

Дэйв Пельцер: Ребенок, который был вещью. Изувеченное детство

незабываемый рассказ об одном из наиболее вопиющих случаев жестокого обращения с детьми в истории штата Калифорния. Психически нестабильная мать-алкоголичка годами избивала и морила голодом маленького Дэйва Пельцера. Она изощренно издевалась над ним, в результате чего мальчик не раз оказывался на пороге смерти.
Дэйв спал на старой раскладушке в холодном гараже, носил грязную рваную одежду. Когда мать решала, что еда для него - непозволительная роскошь, он довольствовался отбросами, которыми брезговали даже собаки.
Мир за стенами родительского дома ничего не знал о кошмарной жизни мальчика. Ему не к кому было обратиться за помощью. Лишь мечты помогали ему держаться - мечты о ком-то, кто будет заботиться о нем, любить и называть сыном.


Энн Файн: Мучные младенцы. Список прегрешений

история из жизни английских старшеклассников. Детям из социально неблагополучных семей, которым, кажется, невозможно хоть что-то поручить, дают в школе неожиданное задание. Три недели они должны "присматривать" за тряпичными младенцами, набитыми мукой. Какие чувства это пробудит в них? На что они окажутся способны? Чем обернется в жизни каждого из подростков этот странный школьный эксперимент?







Джин Литтл: Неуклюжая Анна

Анна - неловкий, неуклюжий ребенок, посмешище дома и в школе. Свой особый, полный глубоких переживаний и серьезных размышлений мир она прячет глубоко внутри и от родителей, и от братьев с сестрами.
Отец не раз называет младшую дочку особенной. Она и впрямь особенная - её сердце полно любви, которую не замечает никто. Однажды эта любовь выплёскивается наружу: своими неловкими, как все привыкли считать, пальцами Анна сплела чудесную корзину в подарок родителям. Нет, не родителям, маме - ведь папа и так её любит, а мамину любовь, как ей кажется, ещё надо завоевать. Всё это происходит на Рождество, и корзинка Анны неожиданно объединяет всю семью и раскрывает сердца близких навстречу друг другу.




Я очень люблю читать и смотреть про детей, причем это не сублимация нерешенных проблем - педагогическую литературу в виде пособий для психологов и воспитателей я взяла в руки сразу как только начала читать, а было это в 4 года. Откуда только брались эти книги в семье папы-военного и мамы-экономиста; скорее всего, книги "подсовывал" для становления молодых родителей мой дедушка, страстный любитель печатного слова и беспрекословно доверяющий ему...

 Из недавних прочитанных в этом русле книг, самая стоящая, кроме "Моя сестра живет на каминной полке" -
повесть Кэти Гласс "Будь моей мамой. Искалеченное детство". Детский психиатр, сотрудничающая с социальной службой в сфере усыновления, столкнулась с очень сложным случаем глубокого невроза, который все без исключения принимали за глубокую умственную отсталость. Но опытный взгляд специалиста выцепил "что-то страшное", что до поры до времени было из души девочки не выкопать. В итоге девочку пришлось отправить в частное закрытое учреждение для социально опасных, но героиня книги в процессе героического труда установила слабенький, но реальный контакт с девочкой и поняла, почему ребенок стал таким. Тем больнее читать, чем глубже с каждой страницей понимаешь, что детские травмы, непосильное психологическое и физическое насилие, неисправимы ни при каких обстоятельствах... Почитайте и эту книгу, она помогает ценить-ценить-ценить еще больше собственных детей и бесценный дар материнства.



пятница, 6 сентября 2013 г.

Стихотворение - это текст или не текст?

Приходит ко мне мой мальчик и говорит "Я вот правило тут выучил, проверь. Текст - это высказывание, в котором два или несколько предложений. Предложения в тексте объединены общей темой и связаны по смыслу. Текст имеет свою тему и главную мысль. Текст можно озаглавить." (по учебн. Канакиной и Горецкого, 3 класс)

Мне скучно просто правило проверить. Я задаю загадку:

- А стихотворение - это текст?
- Ммм, навееерное, неееет...
- А почему нет? Или почему да...
- Нет, потому что предложения стихотворения не связаны одним смыслом. И темой. А да, потому что в стихотворении содержатся несколько предложений...

И тогда я сажаю ребенка рядом с собой и открываю ему... Маяковского! Ребенок сам не осилил, мелодика не детская совсем. А я читаю вслух "Пустяк у Оки":

Нежно говорил ей -
мы у реки
шли камышами:
"Слышите: шуршат камыши у Оки.
Будто наполнена Ока мышами.
А в небе, лучик сережкой вдев в ушко,
звезда, как вы, хорошая, - не звезда, а девушка...
А там, где кончается звездочки точка,
месяц улыбается и заверчен, как
10 будто на небе строчка
из Аверченко...
Вы прекрасно картавите.
Только жалко Италию..."
Она: "Ах, зачем вы давите
и локоть и талию.
Вы мне мешаете
у камыша идти..."


- Это текст?
- Нееееет!
- Почему?
- Ну там предложения совсеееем не связаны смыслом!
- Хорошо, а это - текст? - читаю вслух отрывочек из "Болота" Пришвина:

Тут, конечно, весь воздух дрожал от пения всех болотных птиц, и, помню, лужа при полном безветрии вся волновалась от множества пробудившихся в ней насекомых. Вид очень длинного и кривого клюва кроншнепа всегда переносит мое воображение в давно прошедшее время, когда не было еще на земле человека. Да и все в болотах так странно, болота мало изучены, совсем не тронуты художниками, в них всегда себя чувствуешь так, будто человек на земле еще и не начинался. 

- Да, потому что здесь во всех предложениях говорится о болоте, у всех предложений одна мысль.

- Чудесно, а это? - в ход пошел Есенин:

Темна ноченька, не спится,
Выйду к речке на лужок.
Распоясала зарница
В пенных струях поясок.

На бугре береза-свечка
В лунных перьях серебра.
Выходи, мое сердечко,
Слушать песни гусляра.

Залюбуюсь, загляжусь ли
На девичью красоту,
А пойду плясать под гусли,
Так сорву твою фату.

В терем темный, в лес зеленый,
На шелковы купыри,
Уведу тебя под склоны
Вплоть до маковой зари.


- Мммм... Нет. Предложения совсем не связаны. Не понятно, о чем.

А я не сдаюсь, в ход пошли козыри - "Темза в Челси" Бродского:

Город Лондон прекрасен, в нем всюду идут часы.
Сердце может только отстать от Большого Бена.
Темза катится к морю, разбухшая, точно вена,
и буксиры в Челси дерут басы.
Город Лондон прекрасен. Если не ввысь, то вширь
он раскинулся вниз по реке как нельзя безбрежней.
И когда в нем спишь, номера телефонов прежней
и бегущей жизни, слившись, дают цифирь
астрономической масти. И палец, вращая диск
зимней луны, обретает бесцветный писк
"занято"; и этот звук во много
раз неизбежней, чем голос Бога.


И "Демон" Пушкина:

В те дни, когда мне были новы
Все впечатленья бытия -
И взоры дев, и шум дубровы,
И ночью пенье соловья, -
Когда возвышенные чувства,
Свобода, слава и любовь
И вдохновенные искусства
Так сильно волновали кровь, -
Часы надежд и наслаждений
Тоской внезапной осеня,
Тогда какой-то злобный гений
Стал тайно навещать меня.
Печальны были наши встречи:
Его улыбка, чудный взгляд,
Его язвительные речи
Вливали в душу хладный яд.
Неистощимой клеветою
Он провиденье искушал;
Он звал прекрасное мечтою;
Он вдохновенье презирал;
Не верил он любви, свободе;
На жизнь насмешливо глядел -
И ничего во всей природе
Благословить он не хотел.


Тут ребенок сразу заявил, что эти стихотворения - однозначно тексты. В них прослеживается мысль, и предложения смыслом связаны, и одна тема у всех предложений. Даже рассказал, о чем каждое.

И тут я обухом по голове, - снова Маяковского, "Мама и убитый немцами вечер" :


По черным улицам белые матери
судорожно простерлись, как по гробу глазет.
Вплакались в орущих о побитом неприятеле:
"Ах, закройте, закройте глаза газет!"

Письмо.

Мама, громче!
Дым.
Дым.
Дым еще!

Что вы мямлите, мама, мне?
Видите -
весь воздух вымощен
громыхающим под ядрами камнем!
Ма -а -а -ма!
Сейчас притащили израненный вечер.
Крепился долго,
кургузый,
шершавый,
и вдруг, -
надломивши тучные плечи,
расплакался, бедный, на шее Варшавы.
Звезды в платочках из синего ситца
визжали:
"Убит,
дорогой,
дорогой мой!"
И глаз новолуния страшно косится
на мертвый кулак с зажатой обоймой.
Сбежались смотреть литовские села,
как, поцелуем в обрубок вкована,
слезя золотые глаза костелов,
пальцы улиц ломала Ковна.
А вечер кричит,
безногий,
безрукий:
"Неправда,
я еще могу-с -
хе! -
выбряцав шпоры в горящей мазурке,
выкрутить русый ус!"

Звонок.

Что вы,
мама?
Белая, белая, как на гробе глазет.
"Оставьте!
О нем это,
об убитом, телеграмма.
Ах, закройте,
закройте глаза газет!"


- О чем стихотворение?
- Ээээ... о газетах... о какой-то маме...
- А оно об убитых сыновьях на войне и о матерях, которые горюют.
- Да???!
- Чтобы понять некоторые стихи, - говорю, - нужно иметь много лет опыта чтения литературы, и стихотворений в частности. Были же стихи, которые ты понимал. А Маяковского ты не понял. Но у него есть и смысл, и мысль, и общая тема...
- Мама!!!! Я понял!!! Там про камыши - это про тётеньку!

Смеемся, перечитываем. Объясняю: он ей о романтике, о звездах, о красоте... А она ему - "не прижимайте мой локоть, фу". Прямо ржали, знаете :) И, кажется, все-таки стихотворение - это текст. Даже если мы его языка не понимаем...

И какое все же хорошее получилось импровизированное занятие.

воскресенье, 1 сентября 2013 г.

Моя сестра живет на каминной полке


"Моя сестра живет на каминной полке". До чего же жуткая, пронзительная, оглушающая вещь, от ужаса в которой хочется перестать дышать... Любые мистические истории Стивена Кинга нервно курят в стороне.

Повествование ведет десятилетний ребенок. Когда ему было 5, семья потеряла одну из дочерей-близнецов. Родители впились в свое горе, как вампиры, чтобы положить на его алтарь жизни и оставшихся двоих детей. Бессмысленная жестокая одинокость мальчика, который даже не помнил своей сестры, но был наказан уходом мамы и отсутствием в алкогольном угаре папы - вот что кажется страшнее потери ребенка в лондонском теракте...

Иногда стоит рыдать навзрыд именно над книгами. Всем, кто читает мои строки и заинтересовался книгой, рекомендую ни в коем случае не читать на книгу ни отзывов, ни рецензий. Мне повезло, меня захватило название и лишь после последних строк я прочитала отзывы читателей, которые меня страшно разочаровали. Мне показалось, что книгу ни один человек не понял...